www.sadohov.ru



На сайте ogli.org девушка сверху скачет голой на своем парне, это замечательное видео
Яндекс цитирования

 

 

ПРОЗА


В этом разделе Вы можете ознакомиться с моими пробами в прозе. Дело было давно, но актуальности не потеряло и по сей день - жизнь она такая!


 


ДЕНЬ ОСОБЕННЫЙ

 Мы ищем счастье в посредственности, за которой прячемся, которой прикрываем свою наготу. Счастье порождает безразличие и отрешенность ( и наоборот ), быть может поэтому нас так редко им кормят. Голод и холод пожирают наши души, отчего нам не петь о прекрасном; ждать смерти, и не сказать ни слова о любви, забыть о подлости и коварстве? Нет!
Стой по колено в грязи и со временем ты окунёшь в неё душу, забудешь обо всём, и никогда не вспомнишь о счастье.

1

 Лёгкий, ненавязчивый ветерок нежно коснулся моего лица, а дерзкие лучи солнца, уже давно ворвавшиеся в обитель моей комнаты, ослепили меня, когда я открыл глаза. Прекрасное утро – прекрасное начало нового дня. Комната просто благоухала запахом роз,- нежные алые розы росли у меня под окном. Вдохнув свежесть утра вперемешку с этим ароматом, я твёрдо решил,– этот день будет особенный. Я знал это, по тому, как приветливо и с любовью встречала меня жизнь на пороге нового дня, а может и потому что, минувшей ночью мне приснился сон. Сон, который нельзя описать, его нужно чувствовать, как и этот приятный ветерок, как обвораживающий аромат роз, как нежное тело любимой. Мне приснилось, будто гуляя, я забрёл в места, где я раньше никогда не бывал, а точнее – в лес. Шел я лесом тёмным, густым, в нём веяло холодом и не обнародованной тоской, которая сетями обвивала ноги, и мешала двигаться. Я встретил… да, на удивление, встретил …не знаю, как лучше сказать, а впрочем: Её лицо мне было знакомо, и в тоже время было чужим и не понятным, вопреки всем моим стараньям понять. Она поприветствовала меня, но, увидев, что я пытаюсь двигаться дальше, одёрнула меня за рукав. Её лицо умоляло. Ну что ж, коли так.

Беспрерывный шквал вопросов обрушился на мою голову, их бесцеремонность, сперва поразила меня, но потом я понял: заблудилась. Она не могла спросить меня о том, что её беспокоило,- толи стеснение, толи тоска по дому, я не знаю,- она спрашивала обо всём, только не об этом, а я рассказывал, мне некуда спешить.

Я рассказывал о звёздах, которые кружили над её головой, но она не признавала этого; о травах, которые стелились под ней, а она не замечала их; о ветре который ласкал её нежное лицо, а она не чувствовала. В общем, о том, чем жила она, но даже и не подозревала. Странно… Её глаза просили только об одном, чтоб я не переставал говорить.

Девичья наивность, порой она забавляет, но когда она заполняет промежутки тишины, – это раздражает и бесит. Её глаза пожирали меня вместе с моими речами и объяснения казались похожими на безумное представление, разыгравшееся посреди этого жуткого леса.

На мгновенье я замолчал и оглянулся вокруг: лес был пронизан великим множеством больших и маленьких тропинок, и дорог, и каждая предлагала неопределённость. Именно это растеряло её, и теперь она бесцельно скиталась в обители этой паутины. Бедное дитя, позабывшая вкус света, нежность лучей солнца и приятный запах счастья, попала в капкан своего сомнения и пытается различить цвет истины. Она выпытывает всё это с большой неопределенностью к чему - либо конкретному, но ведь я сам заплутал в этих дебрях, растерял свою веру, подчинился предрассудкам, сбежав от суеты, в которой беспредел ранит душу. Не слушай меня, почувствуй лишь то, что шепчет тебе сердце, загляни вглубь души и не куда не торопись - сказал я - отдай сердце чувствам, а не компасу социума, и может быть, когда-нибудь, мы встретимся с тобой за пределами этого тёмного дьявола. Сказал и отправился прочь, но видно не хотел этот темногрудый монстр-лес отпускать меня: не успел я отдаться одной из дорог, как вдруг очутился в глубокой яме. Впервые во сне я почувствовал такую резкую боль, но, найдя в себе силы, встал и принял приговор обстоятельств: из ямы мне не выбраться, при всём моём желании. Яма была глубокой и сырой, отовсюду торчали корни деревьев, по которым я пытался выкарпкаться, но все мои попытки были тщетны , потому как корни были настолько прогнившие, что рассыпались при одном моём прикосновении. Безумное безразличие овладело мной на мгновение, но там вверху я увидел небо, и меня охватила необузданная печаль. Наверно такое же чувство испытывает зверь, когда его садят в клетку, а за её пределами остались места, обжитые и родные этому неразумному, но умеющему чувствовать, существу.

Мною овладевал голод и холод, темнота наступила бесцеремонно и чинно. Вдруг я почувствовал чьё то лёгкое прикосновение, но от бессилия не отдался восприятию. Спустя мгновение, голос, как нежный шепот ручья, заставил меня обернуться:

-Бездельем, ты не изменишь ничего, а деяния во благо жизни - верный путь к спасению.

Передо мной стояло очаровательное создание, нежная фея с голубыми глазами, как-то небо, что пленило меня и дарило надежду.
Я был удивлён и очарован, и вдруг одиночество и тоска отступили.

Но как?! – спросил я – разве не видишь ты безвыходность моего положения?

•  Нет, я вижу лишь твоё спасение, за твоей же спиной, а ты и не пытаешься…

Я оглянулся и увидел… я…у меня…у меня за спиной были крылья!

Но как это… - хотел, было возразить я своей странной собеседнице, но рядом никого не было.

“Я способен летать, как птица, парящая в небе, свободная и дружная с ветром, ограниченная лишь своим желанием и волей Господа” - подумал я, и при этой мысли, тело оторвалось от земли, и устремилось вверх.

Я летел, я действительно летел, теперь даже этот дьявол-лес не мог меня удержать. Он исчез из виду, и передо мной открылась великолепная картина мира, встречающего рассвет: реки; поля; города – всё это теперь находилось подомной, а я, как владыка мира парил над своими владениями, и ветер-проказник, то и дело, пытался расточить меня на свои забавы. Прекрасная дева даровала мне спасение, открыла мне глаза на свободу, тлеющую у ног.

Как часто мы не видим того, что находится так близко.

И вот, проснувшись, я почувствовал прикосновение того самого проказника-ветра.

Здравствуй утро, здравствуй жизнь – ещё один день счастья и упоения необузданным желанием жить! Да, именно, жить так, словно этот день последний: наслаждаться чарующим видом городов, которые так же, как и мы убивают время день за днём, но не знают, что в этом мире они не вечны, а может быть, и догадываются, чувствую, как ветер сдувает с них по песчинки, разрушая их величие; наслаждаться верой в счастливое будущее, в котором мы воздвигнем новые города и научим их чувствовать, дабы даровать им мечту, которую разделят они с нашими потомками; наслаждаться всем тем, что так нам дорого и свято – жить!

Здравствуйте люди, глухие и ослепшие, заплутавшие в поисках счастья, увлеченные процессом, но забывшие о цели, о том, что так близко. Зачем даровать понапрасну года бессмысленному существованию, в котором лишь ненависть и зависть, порождающие войны, а счастье не в силах устоять перед таким вселенским противоречием, зачем?  

2

“ Счастье…- вымысел или реальность, иллюзия или тог наших скитаний? Сущность человеческая, в большей степени, расположена к вещам положительным, довольствующим их восприятие. Да, нам чаще кажется, что мы не счастливы, но в эти моменты мы слепы и эгоистичны по отношению к своему восприятию. Происходящее, то есть реалия, в которой мы живём в данный момент времени, обманчиво в нашем представлении, точнее, его можно рассматривать с разных точек зрения, а их количество равно душам, бродящим по этой земле, познавшей самое нелепое счастье во всей вселенной – человека.

Счастье – это, не более чем рефлекс. Счастливо жить - значит жить по правилам своего восприятия, не поддаваясь воспоминаниям и сожалениям, ведь именно воспоминания заставляют нас сомневаться в счастье, которое нам дарует сегодняшний день – всё относительно, и счастье не исключение. Нам для счастья не хватает лишь понимания того , что мы счастливы.”

Так рассуждал я сам собой, когда печаль пыталась затянуть меня в свою обитель .

Я отдался городу с непринуждённым спокойствием, что не совсем гармонировало с его быстротечным движением. Казалось, что этот день был последним в жизни окружающих меня людей, и они пытались, во что бы то ни стало, взять от неё всё, при том, сами того не замечая, прожигали время в зловещих буднях, которые ослепляли туманным грядущем.

Быть может их удел истинный, но в моём понимании, истина, пока, так же туманна, как и их грядущее.

Город жил своей привычной жизнью и ни что не предвещало конца света, кроме моей бурной фантазии, но, усмирив её пыл, я двинулся дальше.

Меня окружал мир, чуждый мне, развращающий и нелепый, но я не скрывал свою любовь, возвышенную и чуткую, любовь к миру, даровавшему мне жизнь, разум, чувства и ещё один день счастья, в котором я растворялся. С такими парадоксальными противоречиями я раньше не смог бы ужиться, и терпеть всю необъяснимость этих вещей, но теперь, я только ими и дышал, пополняя кладовую своего разума, даруя своему восприятию маленький сеанс иллюзии. Психология моего счастья заключалась в принципе: “Не бывает так плохо, чтобы не было ещё хуже.” – частица истины, оброненная неизвестным мне, но воистину мудрым человеком, заставила меня оглянуться , как та голубоглазая дева во сне, даровавшая мне крылья. На этих крыльях счастья я летел навстречу времени, не жалея уходящего дня: счастливый он или не очень – на то воля Господа, но если прожит тобой – день особенный.  

1999-03-18

 

 





Copyright 2008